Избранные материалы недавних выпусков

Десант «Вечорки» и «России 24»
высадился в Новопавловке

№ 10 (303) от 9 марта 2016 г., стр. 5

Субкультура АУЕ (арестантский уклад един — для тех, кто еще не в курсе) в Забайкалье из прячущегося по дворам юркого зверя переросла в полноценного монстра, требующего новых жертв. По крайней мере, чиновникам и правоохранителям пора бы перестать оспаривать сей факт, особенно после того как в край хлынул поток столичных комиссий и репортеров.


На минувшей неделе по самым «горячим» криминальным точкам региона прокатил редакционный автобус «Вечорки» с журналистами Народной газеты и федерального телеканал «Россия 24» на борту. Дольше всего в рамках операции «Декриминализация» пришлось задержаться в поселке Новопавловка Петровск-Забайкальского района, где по словам местных, начиная от главы поселения и заканчивая опасливо оглядывающимися селянками, правит бал положенец Алексей Ланичев, известный в кругу новопавловцев как Моментик. Здесь, как выражаются в их кругах, за такое нетипичное для Забайкалья погоняло пояснят на каждом углу — на лбу у авторитета выколота угрожающая надпись «Мементо море», на всякий случай напоминающая односельчанам о неотвратимости кончины. «Помни о смерти» — так эта фраза переводится с латыни.

Храм на общак

То самый Моментик,
он же Алексей Ланичев

— По сути, весь поселок работает на одного человека. Лично я его один раз видела, но обращаться не приходилось, — высказала свое мнение собеседница «России 24» и «Вечорки», поплотнее прикрывая входную дверь и через каждое слово умоляя ее не называть. Предполагаю, что в лучшем случае произойдет поджог, а в худшем — ее дети не вернутся домой. — Думаю, что к нему, а не в полицию или к председателю идут по всем вопросам, начиная от установки забора и заканчивая «темами, которые надо разрулить». Беспризорных под себя подгреб и организовал их похлеще, чем школа и непутевые родственники вместе взятые. Те, кто вчера без дела по дворам шатались, сегодня под его началом. Церковь начал строить, правда, не думаю, что зачтется ему — за общаковские-то деньги! По моему мнению, черные лесорубы (поселок еще дышит благодаря продаже леса, и судя по плешивым сопкам, дело спорится) отстегивали ему на «богоугодное» дело по машине леса. А что при нашем председателе сделано? Да ничего! — отрезала женщина, напоследок еще раз упрашивая не называть имен.

Тем временем в обустроенном на постсоветский манер кабинете местного «поселкообразующего» предприятия-банкрота уже гудит местный люд. Поверить сложно — еще полчаса назад одна из тех, кто обещался рассказать журналистам о бесчинствах на улицах поселка, шептала в трубку, что у забора тусуется подозрительная толпа, а значит рисковать не стоит. Но чаша терпения переполнилась настолько, что месяцами подавляемый народный гнев перевесил чувство страха.

АУЕшники VS «мажоры»

— То от одного, то от другого ребенка узнавали: в школе требуют деньги, продукты, сигареты, воруют телефоны и снимают вещи. После нового года у моего ребенка сняли пуховик. Это стало последней каплей, — констатирует одна из родительниц.

— А мой ребенок вообще школу бросил — не из-за этого ли? — вторит ей товарка по несчастью. — Дети молчали до последнего — боялись.

— Все началось с того, что стали поступать тревожные звонки из школы, — вводит в курс дела еще один собеседник, — а рядом сидящий поясняет:

— Там произошел жесткий конфликт. Мой ребенок, который в силах дать сдачи, встал на защиту всего класса от этих «сборщиков дани». Ну правда, сколько можно! И вот когда все встали против этой уголовной системы — пошли угрозы, вызовы на «стрелки». После этого позвонила директор школы, наказала повнимательнее следить за своими детьми. Дескать, что-то здесь назревает! — заявил Игорь Комаровцев, отец одного из детей, «подмятых» уголовной шпаной. В конечном итоге в разговоре снова прозвучало знакомое прозвище.

— Общак, или как его еще называют «грев» собирают такие же школьники. Можно было предположить, что они делают это по собственной инициативе. Но когда обычные дети, или «мажоры», как их еще называют в селе, отказались платить, и завязался конфликт, почему-то подключилась третья сторона. Это люди из мест лишения свободы и местные авторитеты — Ланичев, Афанасьев и вся их братия, — включаются в беседу другие участники импровизированного схода. — Ланичев этот — не раз сидевший, всех неблагополучных ребят организовал, — думают односельчане, делая акцент на последнем слове, словно намекая, что подобная структура отдает чем-то вроде организованной преступности.

Жители Новопавловки: «Ведера, выручай!»

Игорь, житель Новопавловки,
на случай чего вооружен до зубов

Алексея Ланичева в селе величают не иначе как вторым председателем. Но возвращаясь к поднятой теме, подчеркивают: в случившемся школота и сама бы разобралась, без участия сидельцев.

Когда, по словам родителей, директор учебного заведения забила тревогу, школьников, объявивших протест, уже звали на «стрелку».

— Там их встретили 17-18-летние парни. Моего сына, например, пинали с ноги — двое как минимум. Когда мы с другими родителями подошли — их как ветром сдуло и остался один Ф., который теперь еще и утверждает, я его бил, — снова включается в разговор Игорь. — Только домой приехали, а ребенку уже через час назначили «стрелку» — я услышал телефонный разговор. Когда снова позвонили, решил разобраться по-мужски — взял трубку, поговорили. Я давай собирать мужиков. И представить себе не мог, что там за «дети» придут! Вы б их видели! Один весь синий — все тело в наколках, кроме кончиков ушей. И это еще самый маленький из них, который из-за возраста и не оказался в СИЗО. Те, которые сидят под следствием, по моей информации скоро выйдут, и тогда придется держать оборону, — настаивает Игорь, вооруженный до зубов — жизнь в пораженном криминальным вирусом поселке поставила ему свои условия. В помощь полиции, как и в решительные шаги со стороны поселковой власти мужчина не верит. Как ни прискорбно, большинство селян с ним солидарны — надеются, что на одну силу всегда найдется другая. «С волками жить — по волчьи выть», — отмахиваются селяне и уповают на куда более известного авторитета. Речь о Дмитрии Ведерникове (Ведере), на страницах «Вечорки» объявившем ауешному засилью войну. Как некогда в соседнем Могзоне, аналогично выживающем в основном за счет продажи леса, местные, включая женщин, дали понять — готовы взяться за ружья, дабы защитить своих детей от криминальной поросли.

ОПГ «Новопавловские»

Родители, вынужденные оказать сопротивление банде подростков, и представить себе не могли, что те сходу примутся объясняться блатными словами. Всего в назначенном месте припарковались две машины, в одной из которых оказался и Ланичев. Родителям запуганных ребятишек он заявил, что так называемых «детей», еще недавно демонстрирующих свою наглость и безнаказанность, повезли на освидетельствование. По мнению местных, даже предложил забыть, что взрослые мужики проучили обнаглевшую шпану, но в обмен на сто тысяч рублей.

— Когда это все произошло, нас вызвали в опорный пункт полиции — писать заявление, — переходят к самому главному собеседники «Вечорки» и «России 24». — Мы же обратились письменно с просьбой, чтоб просто разобрались в этой ситуации. Но прошло совсем немного времени, прежде чем наших детей снова вызвали к школьному туалету на очередную разборку. На этот раз, 26 января родители снова скооперировались, созвонились с полицейским. В отделении был участковый. Сели составлять протоколы, но как черти из табакерки появились все те же Ланичев с Афанасьевым. Чуть по морде не надавали! Участковый их вытолкал. Уехали, но к вечеру для составления протокола явились уже со свитой. Тогда возле опорного собралось человек 15-20, и в самом пункте — человек 8-10, — вспоминают жители Новопавловки.

По свидетельствам местных, отморозки вели себя более чем бесцеремонно — дергали участкового за форму, не давали ему заполнять документ и хамили. Полицейскому ничего не оставалось, кроме как взяться за ствол и пальнуть в воздух. Но если эта история уже стала в Забайкалье нашумевшей, то продолжение известно не многим. Практически в это же время подростки в отместку, а заодно чтоб припугнуть, подожгли гараж Игоря Комаровцева — вышеупомянутого отца одного из школьников. В эти же минуты на трассе ждали сигнала две машины — как уверяют новопавловцы, затаившиеся в них пацаны должны были по указке сверху рассосаться по селу и с кулаками наброситься на конкретных односельчан.

Самих же родителей настораживает вот что: за школьников, обвиненных местной общественностью в вымогательствах и поборах, «встряли» не мамы и папы, убежденные в их невиновности. Оказалось, что за их спинами стоят закоренелые уголовники под покровительством местной знаменитости — положенца Алексея Ланичева (Моментика).

— Если в одном месте стреляют, в другом поджигают, а в третьем ждут сигнала и готовятся к драке — речь идет о скоординированном преступном сообществе. А это значит только одно — местные авторитеты контролируют ситуацию, и реальная власть совсем не принадлежит заседателям из поселковой администрации, — такой итог подводят сами жители села, не раз столкнувшиеся с тотальным произволом.

Вот уж не удивительно, что при таком раскладе они уповают на покровительство «меценатовского» авторитета. Коллектив «Вечорки» единодушно считает, что наше общество смертельно больно: жить по законам одного уголовника и просить помощи у другого мы не хотим и не будем. Надеемся, государство когда-нибудь позволит нам жить по Конституции РФ.

Мария СНЕГОВА


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии ()