Избранные материалы недавних выпусков

Вишенки на торт для Ильковского

№ 14 (307) от 6 апреля 2016 г., стр. 3

17 февраля Константин Ильковский сложил с себя полномочия губернатора Забайкальского края, но прощаться с регионом и улетать в родные якутские пенаты он не спешит. За три года губернаторства появился в Забайкалье у Константина Константиновича свой бубновый интерес, и не один, как удалось выяснить «Вечорке».


Автору этих строк всегда были интересны мотивы таких людей, как Ильковский — богатых, успешных, уже состоявшихся. Абсолютно непонятный и, мягко говоря, нелогичный шаг, который он предпринял в 2013 году и разменял свое тихое, непыльное и достаточно хорошо оплачиваемое положение бизнесмена в роли депутата Госдумы на откровенно расстрельную должность губернатора депрессивного региона.

В Госдуме-то ответственности никакой. Всегда можно затеряться в толпе депутатов, а всех собак повесить на руководителя фракции. По большому счету, на заседания вообще можно не ходить, при этом исправно получать совсем не хилую зарплату народного избранника. Правда, в отношении Ильковского, который в Госдуму пришел не бедным человеком, эта зарплата что слону дробина, ему этих денег только на носочки и хватит.

И вот в 2013 году Константин Ильковский свое безбедное и безответственное существование в Госдуме меняет на должность губернатора Забайкалья. Зачем? Какие причины заставили этого совсем не глупого человека положить свои, простите, яйца на наковальню под молот решений федеральной власти? В регионе проблем — большой ложкой не расхлебаешь. Тут не работать, тут впахивать надо по 16 часов в сутки без выходных и праздников за достаточно скромненькую зарплату. И все равно получать оплеухи со всех сторон. Одним словом, закралось у меня тогда подозрение, что двигали Ильковским при принятии этого решения более глубинные причины, о которых мы если и узнаем, то много позже.

Но судьба распорядилась таким образом, что это «много позже» наступило уже в феврале 2016 года — Ильковский распрощался с должностью губернатора и вновь стал свободным человеком, а не рабом на галерах! После этого исторического момента и стали открываться некоторые «тайны мадридского двора».

ТОР и ТЭЦ в Краснокаменске

21 марта, через несколько дней после отставки Ильковского, «Российская газета» сообщила, что Правительственная комиссия при участи Фонда развития моногородов одобрила заявку Краснокаменска на статус территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР).

После решения правительства о создании «ТОР Краснокаменск» инвесторы как с цепи сорвались. В течение буквально нескольких дней было подписано соглашение по строительству лесоперерабатывающего комплекса в Краснокаменске, где будет изготавливаться продукция из древесины, полученной на арендованных в Улетовском районе участках. Вслед за этим подписывается инвестиционное соглашении о строительстве гидрометаллургического завода. В обоих случаях речь идет о многомиллиардных инвестициях. Вслед за этим становится известно, что агрохолдинг «Талина» после долгих размышлений подписывает соглашение о строительстве в Краснокаменске комбикормового завода, а «Мясокомбинат «Даурский» тут же заявляет о расширении производства.

В случае с Краснокаменском мы видим, как фантазии Остапа Бендера о Нью-Васюках становятся явью, и скоро над урановой столицей России прольется золотой дождь.

Если кто-то подзабыл, напомню, что идею создания ТОРа в Краснокаменске пробивал именно Ильковский. Он «отец» этой идеи. Несмотря на все объективные и субъективные трудности, несмотря на неверие многих, что идея воплотится в жизнь, губернатор Ильковский продолжал ее двигать и довел-таки до логического конца. В этом месте экс-губернатору необходимо поаплодировать.

Теперь небольшая деталь, которая стала известна как раз после отставки Ильковского и которая открывает некоторые причины упорного продвижения ТОР Краснокаменск.

Все то время, что губернатор Ильковский занимался продвижением ТОРа, бизнес-структуры, которыми он владел, но вынужден был что-то продать, что-то передать в доверительное управление, занимались Краснокаменской ТЭЦ. Сегодня «Вечорка» пока не может с точностью сказать, является ли Ильковский единоличным владельцем этого энергогиганта или лишь его частью, но однозначно, что теплоцентраль, вырабатывающая электроэнергию практически для всего юга Забайкальского края, находится в сфере экономических интересов Константина Ильковского.

Теперь представьте себе количество промышленных предприятий, которые в самое ближайшее время появятся в Краснокаменске и задайтесь вопросом: у кого все они будут покупать электроэнергию? Без энергии весь проект «ТОР Краснокаменск» ровным счетом ничего не стоит и Константин Ильковский это прекрасно знает. А теперь есть ТОР, значит, будут строиться крупные промышленные предприятия, которым понадобится огромное количество электроэнергии. И самое главное — есть человек, владеющий электрической розеткой и готовый продать необходимое количество киловатт по рыночной цене.

Курорт Дарасун — забайкальский Куршавель

Второй, еще более вкусной вишенкой, которая украсит торт для Ильковского, станет курорт Дарасун, который экс-губернатор уже начиная с этого года превращает в эдакий забайкальский Куршавель с лечебными водами, СПА-салонами, горнолыжными спусками, бассейнами с минеральной водой, ресторанами и прочими прелестями курортной жизни.

Проект стоимостью более 1,6 млрд. рублей называется «Медицинский туристско-рекреационный комплекс Дарасун». Из этой суммы государство должно вложить лишь 360 млн. руб., которые пойдут на строительство и ремонт дорожной сети. Все остальное — более 1,2 миллиарда рублей — это деньги инвестора, на которые и будет реконструирована, а большей частью, построена заново курортная инфраструктура Дарасуна.

С экономической точки зрения проект безупречен. По всем выкладкам первую прибыль курорт начнет давать уже в 2021 году. Но самое интересное, что первые работы по его осуществлению начнутся уже в этом году. Основная же часть работ должна быть исполнена уже к 2018 году. Фактически уже через два года мы с вами не узнаем старейший забайкальский курорт. Сюда поедут со всей России и, скорее всего, Дарасун будет пользоваться бешеной популярностью, поскольку такого уникального сочетания целебной воды, природы, туристических объектов, находящихся в непосредственной близости, как в Дарасуне, нет более нигде в России.

Теперь вернемся к вопросу, заданному в начале статьи: стоило ли ради таких приобретений, как Краснокаменская ТЭЦ и курорт Дарасун, становиться губернатором Забайкальского края? По моему, ответ очевиден, ни одному стороннему инвестору не удалось бы вот так быстро и без лишних материальных и эмоциональных трат получить доступ к весьма прибыльным объектам на территории Забайкальского края.

Виктор КРУТОВ


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии ()