Избранные материалы недавних выпусков

1 мая — Всемирный день трудящихся монашек

№ 18 (311) от 4 мая 2016 г., стр. 8

Пусть для кого-то 1 мая — это пролетарский праздник, который нужно обязательно отметить на центральной площади города в колоннах опостылевших коллег. Пройти плечом к плечу с ними — с мечтающими сразу после окончания шествия накатить под первыми кустиками или в ближайшей подворотне по «соточке» за пролетарскую солидарность. Может, для кого-то и так, но только не для автора этих строк. Он-то помнил, что в минувшее воскресенье в первую очередь Христос Воскрес — или иначе святая Пасха.


И как истинный православный журналист, я знал, что в этот день слушать нужно не ересь коммунистических и профсоюзных безбожников, доносящуюся с языческих трибун, а необходимо поискать душевного умиротворения во славу воскресшего Христа.

А где его искать? Правильно в храмах Господних. Только вот незадача — те, что в городе нашем, давно пугают многолюдностью, не располагающей к тому самому умиротворению. Да и афтершоки привоза мощей святой Матроны в Забайкалье не заживают до сих пор. Это, напомню, когда людская очередь за привозным чудом в Храме ничем не отличалась от подобной в винополку в конце 80-х прошлого столетия. «Вечорка» уже писала красочно обо всем этом.

Врата не в монастырь, но в рай

Стиснутые посильнее в руках яички, предназначенные для пасхальных игр, натолкнули автора на гениальную мысль — а не отправится ли подальше от мирской и даже, прости Господи, церковной суеты. Например, в монастырь. В женский.

Сказано — сделано. Через каких-то полчаса взору алкавшего покоя корреспондента предстал красавец «Женский монастырь в честь всех святых, в земле русской просиявших». Расположен он в поселке Атамановка, на живописном увале таежной сопки, среди облепиховых плантаций, неподалеку от того места, где Никишиха впадает в Ингоду.

Врата женской обители, как и подобает в светлую седмицу, были отворены настежь.

Как любезно объяснила инокиня Серафима, первая повстречавшаяся корреспонденту «Вечорки», открытые врата монастыря символизируют врата рая, отворенные в эти дни в честь воскрешения Христова.

На территории монастыря, в самом его сердце красовалось огромное пасхальное яйцо красного цвета. Не под стать моим, тем, которые я в руках сжимал недавно, — пришло невольно на ум. Наверняка у динозавров были не меньше.

Инокиня Серафима любезно поведала, что во время пасхальной литургии, совершенной накануне, в монастыре не то что яйцу, да и яблоку негде было упасть — столько было желающих причаститься в этой обители в честь Господнего воскрешения.

Время искуса

Основан монастырь был в 2001 году архиепископом Читинским и Краснокаменским Евстафием. Настоятельницей с 2010 года является игуменья Ольга. В настоящее время в монастыре обитают 18 насельниц. Монашек среди них всего семь сестер. Еще 11, из них 5 инокиний и 6 послушниц, лишь собираются монашками стать. Матушка Серафима чуть-чуть приоткрыла занавес в монашескую обитель. Из ее рассказа следует, что монашкой стать, с одной стороны, проще пареной репы, а с другой — сложнее, чем без проблем запустить ракету с нового космодрома «Восточный».

— Во-первых, человек не должен быть в браке. Если есть дети маленькие, то нужно дождаться, пока они вырастут. Кроме того, супруг должен отпустить. Желающие стать монашками приезжают к нам сначала. Они должны пожить некоторое время, благословиться, — рассказала матушка Серафима.

Она поведала об основных этапах к монашескому постригу. Начальный, условный, по ее словам, называется «трудничество». Претендент в это время трудится вместе с сестрами-насельницами в монастыре. А работы там, поверьте, непочатый край, но об этом ниже.

По его результатам человек может быть зачислен в послушники. Этот уже настоящий «монашеский» период длится в среднем три года, у кого-то, может, меньше, у кого-то больше. На этом этапе проходит «время искуса», или по-нашему испытательный срок. Особенностью «послушничества» является то, что человек еще может передумать и покинуть врата монашеской обители, вернуться в мирскую суету.

Если претендент был хорошим послушником, то приходит время новой ступени монашества — иноческий постриг. Будущая монашка еще не дает обета, но и обратной дороги у нее больше нет. Следующим, завершающим этапом является собственно монашеский постриг. Именно монашек, напомним, в монастыре в настоящее время семь.

Истинным трудящимся демонстрации не нужны

Хозяйству, которое свалилось на хрупкие плечи атамановских сестер, позавидует любое КФХ или как там их сейчас еще называют. В монастыре свой огород, сад, теплицы. На ту же пасху яйца покупать в магазинах не приходится — есть свой курятник. Колокольный звон соревнуется в той обители с петушиным пением и коровьим мычанием. В монастыре действуют иконописная мастерская. Там сестры не только пишут, но и реставрируют иконы для монастыря, храмов Забайкалья, создают в том числе мерные и семейные иконы. В монастырской пекарне выпекают просфоры для храмов города и края. Есть своя швейная мастерская, где шьют рясы и иные облачения для духовенства. Там также расписывают платки для православных женщин в технике батик и вышивают многие другие изделия.

Автор этих строк убедился на собственном опыте, какими искусницами и кудесницами являются атамановские монашки. Приобретенный у них за 70 рублей ими же произведенный овсяный квас приятно щекотал небо, а по вкусу мог поспорить с божественной амброзией. Веселое настроение и благодать от пасхального воскресения, проведенного в монашеской обители, было усилено несколькими глотками монастырского кваса, веселящие пузырьки которого дали о себе знать где-то перед атамановским постом ГАИ. К счастью, пронесло. Наверняка потому, что Христос в тот день Воскрес!

Владимир КАНТЕМИР

Фото автора


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии ()