Избранные материалы недавних выпусков

Мост-убийца в селе Усть-Ножовая

№ 20 (313) от 18 мая 2016 г., стр. 13

Я было подумал, что черная шевелящаяся масса в этой части Аги — просто грязь. Потом и логика заработала, и глаза привыкли к палящему послеполуденному солнцу. И я понял, что грязь на самом деле оказалась огромной лавиной рыбы, которая изо всех сил перла вверх по течению на нерест, но напоролась на непреодолимое препятствие — новый насыпной мост, установленный взамен аварийного.


Рыбы гибнут за приплод

В микроавтобусе стоит духота такая, что даже распахнутые настежь окна ничуть не помогают. А ребятишкам снаружи весело: один пацаненок другого в детскую коляску запихал да и катает его по центральной улице этого села в шилкинском районе. Мы ехали все глубже в Усть-Ножовую, тщетно пытаясь поймать сотовую связь. Как оказалось, парой минут ранее мы ненароком проскочили тот самый мост-убийцу, о котором по телефону рассказали селяне, чьи имена мною изменены из-за опасений местных жителей об их преследовании после выхода этой публикации со стороны местных властей.

— Далеко уехали, — сказал мне местный, здоровый такой, мужик, назовем его Герасим, когда мы вернулись назад. — Вот он мост-то, на самом въезде.

Я его даже спрашивать не стал, что с ним не так, с этим насыпным строением, которое насквозь проткнули тремя огромными трубами. Немного приглядевшись, я понял, что вода буквально кишит мелкой рыбой. Было видно, что она пытается прорваться в трубы, от которых ее относило мощнейшим течением.

Более темная часть — рыба, а не грязь

 

Не буду спорить с тем, что и рыболов я хреновый, и биологию в школе учил через пень-колоду, так что сначала и не понял, какого лешего эти представители водной фауны здесь собрались и почему они прут против течения. На мой немой вопрос ответил Герасим.

— Ага у нас впадает в Онон, так? — Я покорно кивнул головой. — Рыба зимует в Ононе, а весной идет вверх по Аге, чтобы метать икру. А из-за этих труб она не может прорваться и собирается тут.

Словно в довесок к его словам, к первой трубе прибилась еще одна партия икрометов.

— Большая рыба приходит сюда, упирается в эту, мать ее ети, стену и уходит обратно, — продолжил он.

— А мелкая вон, гляньте — прыгает, бедная, о камни разбивается, — говорит кто-то из толпы селян. — Течение-то жуть какое!

Проблему выяснили, осталось выяснить ее причину и найти того, кто должен за это отвечать. Как мне рассказали и Герасим, и его земляки, начальник, ну, тот самый, что и возвел эту душегубную насыпь, приезжал, посмотрел да только и спросил: «Ну, и что вам не нравится? Вы хотите, чтобы я мост сломал и заново строил?»

А меж тем удобной добычей — благо рыба тут действительно собирается плотными комками из живой плоти — разживаются все, кому не лень: браконьеры, хитрые жители Усть-Ножовой, которым вроде как и безразлично то, что если рыба не пройдет на нерест, Ага и даже, может быть, Онон на будущий год останутся без рыбы. Герасим, кстати, еще такой факт упомянул, что рыба следующей весной может и не вернуться сюда, раз в этом не смогла пройти наверх.

Я решил глянуть на противоположную сторону моста: может хоть пара рыбешек умудряется прорваться? Не тут-то было. Мою уверенность в этом отбросил чей-то маленький ребятенок, который подбежал к краю раньше меня и уверенно так и грустно проговорил:

— Ни одного крокодильчика…

«Крокодильчиков» на той стороне и вправду не было. Селянка Елена рассказала, что первое время Усть-Ножовцы, что называется, «всем миром» пытались спасать рыбу — они ведрами черпали ее с одной стороны моста и перебрасывали на другую.

— Но это без толку все, — сказала она. — Она каждую минуту прибывает, так что всю не перекидаешь.

Мост этот возвели взамен старого — пришедшего в аварийное состояние. Сделали это еще по осени 2015-го. Примерно в это же время совсем неподалеку, метрах в 30-50, сделали еще один мост. Герасим говорит, его даже сам глава администрации приезжал открывать.

— Ленточку перерезали, все дела. А толку-то? Проблема-то здесь, а не там. Прошлый мост у нас хороший был, рыба без проблем проходила. Но жаль состарился и упал.

Герасим взял в руки самопальный сачок из деревянной палки и обрезанной канистры и выловил кучу рыбок из самой гущи. Затем перенес их и выбросил по ту сторону «барьера».

Пленники бездарного строительства мгновенно уплыли прочь.

Миопия* шилкинской администрации

В администрацию Шилкинского района я с утра дозвониться не смог. Зато краевой Рыбнадзор откликнулся сразу. Начальника, правда на месте не оказалось, но меня моментом перенаправили на заместителя, который представился Алексеем Николаевичем. Как оказалось, ему о ситуации уже доложили.

— Да, мы уже в курсе, — сказал он. — Проблема, очевидно, в том, что делали мост без должного проекта, при этом не учли требований, при которых рыба должна проходить на нерест.

Алексей Николаевич также заверил меня в том, что должные меры уже приняты, то бишь — началось административное расследование. Занять оно может от 10 до 15 дней.

— Мы сделаем все возможное, чтобы ситуацию исправить, — сказал он. — Главное-то сейчас, чтобы не выловили ее всю.

В обед мне таки удалось доставить сотовый сигнал до администрации Шилкинского района, пройдя через поток переадресаций на заместителя из-за отсутствующего на месте главы Дмитрия Пляскина. Вот только от того, что мне сообщила заместитель главы Татьяна Сиволап, мне захотелось то ли рассмеяться, то ли заплакать, то ли любезно отправить всех работников шилкинского административного аппарата к окулисту.

— Наши сотрудники несколько раз выезжали в Усть-Ножовую, но никаких «стояков» с рыбой они не видели, — на полном серьезе проговорила она в трубку. — Даже сам глава выезжал, но вроде как ничего не обнаружил.

В конце беседы Татьяна Александровна пообещала все перепроверить и сообщить нам в течение нескольких дней. Собственно, с ходу назвать подрядчика, выигравшего конкурс на строительство этого насыпного монстра, ужаса всех «икрометающих», она также не смогла.

Медные трубы местной фауны

 

Жаль только, что бедная рыба может и не пережить даже нескольких дней. Либо ее выловят любители халявы, либо она не отмечет икру, и Ага на будущий год станет безрыбьем.

Так чья голова с плеч? Бездарного строителя или же бездействующего главы?

Никита ИЛЬЯШ

Фото автора


* Близорукость — мед.


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии ()