Избранные материалы недавних выпусков

Бросок на забайкальский юг

№ 29 (322) от 20 июля 2016 г., стр. 6

Воистину две беды в России есть: дураки и дороги. Первых — хоть отбавляй. Одни в районах спирт продают, другие его покупают и травят себя, друзей, близких. Вторые сейчас повсеместно ремонтируются. Причем не всегда там, где хотелось бы. В общем, какое-то мрачное начало, вам не кажется? Короче говоря, читайте ниже впечатления от самой длительной моей командировки.


Променад скотов по темной Ясной

— Господи, как же шикарно тут кормят, — буркнул я с набитым ртом, сидя в одной из придорожных кафешек и уплетая здоровенную котлету с пюре.

Кафешка эта, предоставляющая заезжим огромные обеденные порции, лишь первая приятная остановка на нашем пути. Куда я, собственно, направился? Грубо говоря, я в сопровождении кандидата в депутаты Госдумы VII созыва Владимира Праницкого-Кантемира накрутил по нашему краю больше тысячи километров. Но, как ни крути, прежде всего я — журналист. Поэтому и занимался в основном лишь своей работой.

В Ясную мы заехали в день взятия Бастилии, 14 июля. После отворота с федералки началась гравийная дорога, которая заставила мои внутренности немного потрястись. Вообще о дорогах — немного ниже. А пока что разложим по полочкам основные проблемы, что не дают яснинцам спокойно жить.

— Ты старайся не отвлекаться, — говорит мне шеф. — Работай как обычно. Тебя там ждут.

На встрече с жителями Ясной

Тут он оказался прав. В одном из дворов собрались жители поселка — не менее тридцати человек. Тут, как говорится, и стар и млад, и мужественен и женственен. Отдохнуть после четырех часов пути не получилось. Несколько человек сразу вырвали меня из толпы и начали рассказывать о своих проблемах.

Об одной из таких проблем наши читатели уже знают — моя коллега Долгор Михайлова писала о расселении жильцов села Степь еще в июне этого года. Связано оно было с остановкой работы котельной военного городка. В сорокоградусные морозы жители села остались без отопления, поэтому было принято решение по их расселению. Жильцов временно переселили в Ясную, пообещав либо новые квартиры, либо денежную компенсацию, но ни того, ни другого переселенцы так и не получили.

Вот уже четыре года они пытаются сражаться в надежде получить обещанный кров над головой, но толку от этого совершенно никакого.

— Живем мы в ужасных условиях, — говорит Валентина Колосова, одна из жертв бездарной политики переселения. — Дома сами по себе ветхие, в любой момент могут развалиться. Полы гнилые, проводка старая, из стен кирпичи выпадают.

Причем и сама Валентина, и ее, так скажем, собратья по несчастью недоумевают, почему волокита эта тянется уже вечность.

Вдруг у меня зазвонил телефон. Шеф. Чего он вдруг меня потерял?

Как оказалось, пока я разбирался со своими делами, на встречу с кандидатом явились провокаторы. Как рассказали жители Ясной, явившиеся на собрание, которые позже этих «залетных» и прогнали, засланцами были люди небезызвестного в Ясной воротилы от ЖКХ Александра Пешкова, о котором мои коллеги когда-то писали.

— Я думал, тут мордобой начнется, — сказал мне шеф, когда я подошел. —Но яснинцы молодцы, быстро этих «блатных» отфутболили.

Как мы потом узнали, Пешков играет грязно не только на собраниях. Если верить местным жителям, он также пригрозил уволить дворников, если те не будут срывать агитационные листовки кандидата Кантемира-Праницкого. Вот такие вот игры. И все это дополняется абсолютным бездействием правоохранительных органов и местных властей.

Закончив встречу, гоним машину на местную почту. По дороге к ней видим какую-то постройку. Оказалось, что это долгострой того же Пешкова — церковь.

— Бог знает, сколько она тут уже стоит, — говорит Валентина, местная жительница. — И неизвестно, достроится ли вообще когда-нибудь.

На почте я встречаю одну колоритную тетеньку — Веру Смирнову, председателя местной общественной группы. Ее, как впрочем и многих яснинцев, беспокоит парочка вещей: бесконтрольный скот и темные улицы.

— Освещение — просто ужас, — говорит Вера Михайловна. — Автобус в Читу уходит в три часа утра. Стоит такая темень, люди боятся. И никому до этого дела нет.

Бесконтрольный выпас скота также не дает покоя яснинцам. Администрация долгое время обещала решить этот вопрос путем создания чего-то вроде штраф-стоянок, куда должны были загонять брошенный скот. Однако воз и ныне там.

— Что Сергей Савельев, глава администрации, который сейчас в отпуске, только обещаниями кормил, что его зам Михаил Хохлов. Толку от них никакого, — констатируют яснинцы.

Ясная проводила нас тихой погодой и солнечными ваннами. Далее — Борзя.

Районы, кварталы, разрушенные памятники

В редакцию местной газеты «Борзя. Вести» приехали к вечеру. Главред издания Владимир Нехамкин дружелюбно пригласил в свой кабинет.

— Народ к семи часам собраться должен, — сказал он. — Пока располагайтесь.

Обсуждая проблемы борзинцев

Пришло народу даже больше, чем я ожидал. Особенно порадовал один старичок, который то и дело беспокоился, чтобы я не устал стоять на ногах.

— Да ты присаживайся, милок, — говорил он. — В ногах-то правды нет.

Честно говоря, я еще не видел такого фаната нашей газеты.

— Вы, — говорит, — правильное дело делаете. Читаю вас постоянно. Вы только не останавливайтесь.

На душе у меня как-то потеплело. Однако как бы ни было мне приятно, борзинцы пришли сюда не только газету поблагодарить. Проблем у них хватает. Причем некоторые прямо-таки дублируют яснинские.

— Спиртом торгуют, боярышник тоже в постоянной реализации, — говорят жители. — Смена начальника местной полиции ни к чему не привела. Освещения в нашем парке нет. Там однажды уже изнасиловали девушку, а все равно всем на все наплевать.

Не менее печальна и обстановка, сложившаяся вокруг разрушенного при уборке парка Победы 5-го мая этого года памятника воинам-землякам, погибшим в боях Великой Отечественной войны. Для борзинцев, как они сами говорят, это огромная трагедия. Выросшие на любви к Родине жители не могут смириться с этой потерей.

В Интернете борзинцы нашли скульптора, пришли в администрацию просить содействия в этом благом деле. Глава со скульптором созвонился, но на том все и закончилось.

— Мы не можем открыть счет для сбора средств, — говорит Лариса Шемякина. — Администрация молчит, край тоже. Виновники, которыми мы считаем ООО «Благоустройство», занимавшиеся той самой уборкой парка, тоже словно воды в рот набрали.

Буквально за пару дней до нашего приезда в Борзе покончил с собой плотник из местной ДЮСШ. Многие думают, что не выдержал он из-за невыплаченной зарплаты в смехотворные 6000 рублей. Зарплату, кстати говоря, не выплачивали аж с мая месяца. Сиротами остались двое его детей: дочка и сын-инвалид, страдающий слепотой.

Тем не менее, есть и такие люди, которые эту версию считают черным пиаром различных СМИ. Что ж, не мне этих людей судить.

— Поехали-ка, ребята, — сказал после встречи Нехамкин. — Покажу вам кое-что.

«Кое-чем» оказался пивбар «Пивной квадрат», который открыли в нескольких метрах от 240-й школы.

— Школа — еще не все, — сказал Володя. — Рядом там детская площадка и парк.

Весело живем: из-за школьной парты сразу во взрослую жизнь.

Далее — Краснокаменск…

… но прежде — братская могила

А Красный Великан иначе не назовешь, именно тут весной 2014-го после заглатывания паленого спирта погибло 17 человек.

Заехали мы туда по пути в ядерную столицу Забайкалья — Краснокаменск. Встречает нас поселок настолько депрессивным пейзажем, что мне как-то стало совсем уж не по себе. Тут и там виднеются руины некогда стоявших домов, мелькают покосившимися глазницами окон старенькие хибарки, изредка где-то покажется одиноко бредущий по своим делам местный житель.

Возможные спиртоторговцы Красного Великана выгружают товар

Ну, разумеется, первый вопрос, который я задал на местной почте — про спирт: продают или нет?

— Конечно продают, — чуть ли не хором заговорили местные жительницы. — И спиртом торгуют, и боярышником. Прямо наискосок от администрации спиртоточка есть. Только всем плевать: участковому, депутату местному, главе.

Еще поселенцы сказали мне вещь, от которой у меня, честное слово, волосы встали дыбом. Не прошло еще и сорока дней после массовой гибели людей, как паленым спиртом вновь начали торговать.

— Им будто какое-то дело есть, — грустно констатирует одна из пришедших на почту.

Глава Красного Великана Ольга Зимина, по рассказам селян, особо жителям ничем и не помогает. Воды в поселке катастрофически не хватает — дожди идут редко, поливать грядки и поить скот нечем. И, как говорят селяне, такое отношение у Зиминой ко всему.

— Как-то организовывали субботник, — говорит жительница. — Но она у нас птица гордая, не ходит на такие события.

Закончив беседу, решаем прокатиться по округе в поиске спиртоторговцев. Но улицы пустынны, лишь около одного из домов местные выгружают коробки из грузовика.

— Мне сказали, что тут была точка. На заборе табличка висела «Образцово-показательный дом», — говорит мне шеф. — Какой-то местный пенсионер обозлился окончательно и ее сдернул.

Кстати, как рассказали нам жители, именно в доме, у которого происходила разгрузка, спирт как раз и продавали.

Далее — ядерная столица.

Чистота и радиация

Краснокаменск был последним пунктом нашего турне. Там я был впервые, так что эмоции мои искренние, ибо первые. К сожалению, пробыли мы там недолго, так что впечатлений я получил крайне недостаточно.

Однако массу эмоций доставляет и дорога до города. Трясет так, словно ты не на машине едешь, а на американских горках катаешься. Когда мы заехали в пределы города, я несколько раз испытал катарсис от ровного дорожного покрытия.

— Уютно здесь, — говорю я шефу. — Как-то по-домашнему.

— Согласен с тобой, — ответил он. — Только если увидишь светящихся людей, не удивляйся.

Это, конечно же, шутка. Никто не светился. Лишь прекрасно обволакивал ноздри запах свежей выпечки из местной пекарни, туда-сюда сновали ребятишки, да где-то у меня в мозгу пощелкивал счетчик Гейгера.

Наугад выловив в толпе прохожих одну местную женщину, спрашиваю о том, как вообще живется в таком городе, как Краснокаменск.

— Живется тут хорошо, — сказала она. — Проблем особо-то и нет, разве что с водой. Иногда с ней напряженка бывает в дачных домах. Ну и деревья тут и там порой вырубают, где-то дорога плохая.

Как ни странно, улицы мне очень понравились: чистые, ухоженные, тут и там газоны. А в одном из местных ресторанов подают такое прекрасное мясо веревочкой, что просто пальчики оближешь.

И напоследок

О второй российской беде я еще вначале упомянул — о дорогах. Федералку уже половину лета ремонтируют, да все никак закончить не могут. На одном из таких незавершенных участков на обратном пути мы благополучно пробили колесо. А потом и аккумулятор сел.

Как ни странно, путешествовать по краю от этого захотелось только сильнее.

Никита ИЛЬЯШ

Фото автора


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии ()