Избранные материалы недавних выпусков

Вдоволь поплакал и умер ребенок…

№ 9 (302) от 2 марта 2016 г., стр. 15

Прошли месяцы, но Елена и Иван от трагедии так не оправились. Горе буквально разъедает изнутри, но супруги из последних сил держатся. Вновь мечтают о малыше — этим и живут. Но в душе так и не могут смириться с тем, что их Матвея, которому не исполнилось и двух годиков, больше нет.


Он больше никогда не улыбнется. Не побежит играть в футбол с мальчишками. Для него не раздастся первый звонок. Родители запомнят его совсем маленьким и беззащитным. Они зла не держат — просто настаивают: если кто-то виновен в смерти их крохи, то должен за это ответить, в том числе и перед законом.

Матвейка приболел в августе 2015 года. Казалось, что малыш просто отравился — открылась рвота, забеспокоил животик. По звонку родителей из поликлиники приехал дежурный педиатр — как водится, осмотрел и назначил лечение.

— Наш доктор тогда была в отпуске, потому на тот момент ее и подменил дежурный. Когда же к нам приехала закрепленная за нами врач, то поставила Матвею диагноз «ангина», хотя его снова тошнило, не было никакого кашля да и температуры тоже. Даже горло не болело. Но уже на следующий день у нашего сына действительно появился жар. Снова пришлось вызывать врача… — с трудом сдерживая слезы, вспоминает Елена. Несмотря на то, что снова ждет ребенка, женщина не может махнуть рукой и списать смерть малютки на волю рока.

Из нашей дальнейшей беседы следует, что прописанный антибиотик Матвею не пошел — рвота стала еще сильнее и начиналась в том числе от одного его запаха. Пришлось доктору назначать лекарство-аналог, правда, температуру сбить так и не получалось.

— Мы лечились неделю, начиная с 17 августа. Вроде полегчало, но уже скоро болезнь снова дала о себе знать. 28 августа пошли на прием к педиатру с жалобой на то, что наш ребенок совсем не кушает. Это уже потом выяснилось, что врачи оставили запись, согласно которой он якобы был здоров и жалоб не поступало…В тот период несколько раз вызывали скорую. Нас навещали доктора из поликлиники, назначили в том числе как-то травяные сборы и объясняли, что тошнота не проходит потому, что жидкость из носа стекает по задней стенке горла и раздражает ее, что вызывает рвотный рефлекс, — родители пытаются собрать в кучу воспоминания, будто снова погружаясь в кошмарный сон.

Чайная ложка надежды

На тот момент измученные мама и папа сами радовались, как дети, любой мелочи, отыскивая в ней признаки выздоровления крохи: съест сынишка хоть пару ложечек творога или пюре — значит, скоро и вовсе, пусть медленно, но пойдет на поправку. Но хрупкие надежды оказались иллюзией. Вскоре у сынишки перестало усваиваться даже молоко, и один только вид еды или питья вызывал приступ тошноты. Малыш настолько обессилел, что не мог самостоятельно передвигаться — родители переносили его на руках.

В очередной раз вызванная скорая увезла Матвея в «инфекционку», но местные доктора развели руками: у ребенка не было температуры, а значит это — не их случай. Пришлось ехать в детскую краевую больницу. По мнению родителей, там и вовсе не понимали, что с измученным мальчиком, а потому отказывались оформлять. Через некоторое время появился реаниматолог и предположил, что у них ребенку помочь не смогут. Но врачи не в праве и отпустить маленького больного хотя бы потому, что он крайне истощен. В результате положили под капельницу, вводили в основном глюкозу. Уже через несколько дней лечащий врач и реаниматолог направил маленького Матвея в реанимацию.

Вместо еды — растворы в вену

— Периодически нам делали УЗИ, — поясняет Елена. — Первое показало результаты более-менее нормальные. После зафиксировали изменения в поджелудочной железе, на основании чего и поставили диагноз. Следующее УЗИ указало на проблемы с печенью, размеры которой значительно превышали норму. Мы умоляли сделать дополнительное обследование, но доктора ссылались на то, что нет возможности этого сделать.

Родители же готовы были заплатить любые деньги, а если надо — сменить лечебное учреждение. Чуть ли не на коленях просили выписать сыночка из реанимации и дать возможность лечиться дальше там, где ему в силах помочь. Но диалога не получилось: врачи уверяли, что диагноз поставлен верно и малыш получает лечение. Папе и вовсе дали понять, что у ребенка наблюдаются улучшение состояния, хотя ни о каком положительном сдвиге не могло быть и речи. По двадцать часов в сутки Матвей находился под капельницей и получать питание естественным путем уже не мог, разве что пару раз выпил киселя. Другие родственники аналогично протоптали дорожку к лечащему врачу, но она уверяла — позитивные изменения налицо. Врачи посчитали, что постоянная рвота происходит из-за несвойственных сокращений мышц в органах пищеварительной системы.

Несколько дней измученный отец пролежал в больнице вместе с сыном. Когда у ребенка начались судороги, Ивана попросили покинуть палату. Вечером родители позвонили в больницу, но на том конце провода заявили, что мальчику поставили успокоительное и снотворное, и он спит. И только на следующее утро стало известно, что Матвей в коме.

Сын не встанет с постели. Никогда.

— Тянули до последнего, — включается в разговор Иван. Десять дней пролежали, и только после нас отправили на томографию. В понедельник должны были везти, а в воскресенье наш сын впал в кому и был уже нетранспортабелен. Теперь уже ничего нельзя было сделать…

— Как показал протокол вскрытия тела мальчика, причиной смерти стал тотальный некроз головного мозга — именно такой диагноз был поставлен ребенку. Родители погибшего считают, что имела место быть врачебная ошибка, которая выразилась в постановке неправильного диагноза и как следствие — неправильном проведении лечения, в связи с чем и наступила смерть. В ноябре 2015 мной поданы заявления в Прокуратуру Забайкальского края и СУ СК РФ по Забайкальскому краю с целью проведения проверки по факту гибели ребенка и привлечения виновных лиц к уголовной ответственности. В настоящее время проводится проверка по результатам которой будет принято правильное процессуальное решение. Надеюсь, что виновные лица понесут справедливое наказание, — пояснил «Вечорке» юрист Рахим Касымов.

25 октября прошлого года Матвея не стало. «Вечорка» приносит родителям свои соболезнования и надеется, что виновные в его смерти, если таковые имеются, будут наказаны.

Мария СНЕГОВА


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии ()