Есть только два мнения: мое и неправильное

Православный храм на МЖК: быть или не быть?

№ 17 (310) от 27 апреля 2016 г., стр. 17

Протестные акции против строительства православного храма в сквере МЖК уже не первый месяц идут в нашем городе. Одиночные и массовые пикеты, общественные слушания и мнения отдельных людей в социальных сетях, доводы «за» и доводы «против» — все это подтолкнуло корреспондентов «Вечорки» на то, чтобы высказать две противоположные точки зрения по этому вопросу. Вот что из этого вышло.


Буквально на днях вспоминал некоторые моменты своего детства, которые более или менее анализировать начал совсем недавно — тогда еще ни мозгов не хватало, ни собственного мнения. Да и ведь главная зависимость нашего детства — наши родители. Нам приходится думать и действовать так, как, они считают, будет лучше для нас.

А вспоминал я повсеместный сбор средств на строительство Кафедрального собора Казанской иконы Божьей Матери, который сейчас стал негласным символом нашего города и нехилой такой достопримечательностью. Деньги на его строительство собирали повсюду: проводили концерты, открывали счета, принимали пожертвования. И собрали-то немало. В итоге вот он — огромный собор прямо в центре города.

А лет пять-шесть назад, когда я решил для себя, что церковь, вера в Бога, сборники хиромантии, толкователи снов, астрологические прогнозы, гадалки и ясновидящие, цыганки и знахари никакую роль в моей жизни не играют, я подумал: а что можно было построить действительно полезное на те же деньги, на которые реализовали этот храм?

Точную сумму, собранную и потраченную, мне сейчас найти не удалось, но я прекрасно помню, что суммы шли не то чтобы астрономические, но и не маленькие. И я решил, что можно было если не построить больницу, то как минимум закупить новое оборудование для уже построенных. Можно было облагородить или в конце концов создать в черте города новый парк. Можно было бы направить собранные средства на лечение тяжело больных детей. То есть и городу, и людям можно было бы предложить реальную помощь вместо смутной надежды на исцеление молитвами и позолоченные купола в России, которая существует в XXI веке и считает себя светским и прогрессивным государством, тем временем снимая налоговые сборы с РПЦ (Русская Православная Церковь — прим. автора) и позволяя ей наживаться на церковной утвари. Что уж говорить про Кирилла Гундяева (Патриарх всея Руси Кирилл — прим. автора), который то просит всех отказаться от богатства и чревоугодия, то сам путешествует на частном самолете и отдыхает на добротной яхте за несколько миллионов долларов. А в последнее время и вовсе загнал наше общество в высшую точку социальной деградации, назвав права человека «ересью человекопоклонничества».

Возвращаясь же к делам наших дней, а именно к желанию читинской епархии построить в парке МЖК очередной храм, стоит сказать, что власти ясно дают нам понять, как велико влияние РПЦ в нашей стране. И ведь случай этот не единичный. Совсем недавно РПЦ отобрала здание у музея Гагарина в Смоленской области, здание Нижегородской консерватории РПЦ также прибрала к своим рукам. Примеров много и, видимо, в скором времени та же судьба постигнет и сквер на МЖК.

Я не говорю, что церквей быть не должно вовсе, пускай это и пережиток прошлого, который тянет страну на сотни лет назад. Я говорю о том, что раз уж Россия является вроде как светским государством, так пусть и живет по законам светского государства и ясно проведет черту между РПЦ и обществом.

Раньше я переживал, что скоро вся Россия будет застроена ларьками и супермаркетами. Теперь я переживаю, что вся Россия будет застроена храмами.

Никита ИЛЬЯШ

В минувшее воскресенье православный мир отмечал Вербное воскресенье. Кратко напомню суть. После воскрешения в субботу праведного Лазаря, уже четыре дня как умершего и похороненного, Иисус Христос торжественно въехал в Иерусалим, и толпа жителей, узнавшая о субботнем чуде воскрешения, с ликованием встречала Его, крича: «Осанна!» Менее чем через неделю, в следующую пятницу, эти же люди требовали Его смерти, крича: «Распни Его!»

Это показывает нам, что не всего решения, принятые в ходе демократических процедур, могут быть названы «удачными», иногда они оказываются даже преступными. Пожалуй, это вполне относится и к вопросам возведения храмов. Не всегда люди, проживающие в месте предполагаемого строительства, руководствуются благими намерениями, иногда они просто выражают свои комплексы или скрываемую в обычной обстановке неприязнь.

Похоже, это и произошло с жителями микрорайона МЖК, выступившими против строительства храма в сквере, который никак ими не используется, разве что в виде свалки. При этом примечательно, что до возникновения идеи о строительстве православного храма, который объективно нужен по крайней мере части тамошнего населения, никто судьбой сквера озабочен не был, но как только Церковь при поддержке активистов вознамерилась строить храм, так сразу несчастный сквер стал вдруг всем позарез нужен. И как же они до этого без него жили?

И несмотря на то, что сам храм должен занять очень небольшую часть территории сквера, потенциальные распинатели Христа с небывалым рвением стали устраивать акции протеста, мол, стройте где угодно, только не в нашем любимом сквере. Почему это происходит? Неужели эти протестующие на всю голову заражены еще не изжитой в России коммунистической идеологией?

Наверное, нет. Наверное, все гораздо проще и хуже. Православие — очень неудобная религия, оно мешает людям жить так как им хочется. Многие считают себя вполне приличными людьми, достойными уважения, до тех пор пока они пользуются оценкой себя со стороны себе подобных. Но Православие предлагает каждому честно оценить себя не в сравнении с соседом или коллегой по работе, а с позиций собственной совести, самому. При этом Православие напоминает всем, что безгрешных нет. Нет вообще, в принципе. И это раздражает. Люди всегда злятся, когда им напоминают о совести, вместо того чтобы говорить о том, как они успешны на работе или как их уважают родственники и друзья.

Раздражение переходит в ненависть, принимающую подчас иррациональные формы. Посмотрите на историю с Михаило-Архангельским храмом Читы, в котором размещается некий Музей декабристов. Люди, которым, по большому счету, нет никакого дела до самого музея, которые не ходят в него и не водят своих детей, тут же загораются революционным гневом, когда речь заходит о том, чтобы вернуть храм Церкви. Еще при Ельцине вышел указ о возвращении храма, а злосчастный музей с муляжами кандалов и прочими новоделами и даже не относящимися к декабристам предметами все еще пользуется ворованным зданием. «Мы, потомки каторжан, костьми ляжем, но не отдадим музей церковникам!» А вот если бы власти захотели разместить в нем какой-нибудь офис или склад (как было в советское время), никто и не протестовал бы. Только не Православной Церкви!

И да, именно такие люди кричали две тысячи с лишним лет назад; «Распни Его!»

Александр ЯРЕМЕНКО


Версия для печати
Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии ()